Федор Михайлович Достоевский

13 июня 2016 г. Просмотров: 388
История

25.8_.1_.jpg

Фёдор Михайлович Достоевский — один из известнейших в мире русских писателей. До недавнего времени мало кто знал, что он был глубоко верующим человеком, так как в советское время его представляли лишь как реалиста, критика царской России. И только после перестройки о нём заговорили как о человеке, творчество которого наполнено размышлениями о Боге.

В своих произведениях Достоевский исследовал сущность человека, его связь с Богом. Ища ответы на эти вопросы, он, в первую очередь, опирался на Библию. “Что за книга это Священное Писание, какое чудо и какая сила, данные с нею человеку! Точное изваяние мира и человека, и характеров человеческих, и названо все, и указано на веки веков. И сколько тайн разрешенных и откровенных... Эта книга непобедима... Это книга человечества”, – писал Фёдор Михайлович.

Он считал, что Библия – это «духовный алфавит» и без её знания невозможно написать стоящего произведения. Именно в этой книге писатель нашел высшие истины, которые стали основой его произведений. Как правило, в подтексте его поздних романов лежал библейский сюжет. Например, в романе «Преступление и наказание» сопоставляются история воскрешения Лазаря, которую Сонечка читает Раскольникову, и раскаяние Родиона в конце романа, которое является его духовным воскресением. История Лазаря становится идейной основой этого произведения.

Как для любого верующего человека, сознание того, что Бог существует, доставляло Достоевскому радость, перед которой меркли житейские заботы и проблемы. Его герой Дмитрий Карамазов, находясь в остроге, говорит Алеше: “О да, мы будем в цепях, и не будет воли, но тогда, в великом горе нашем мы вновь воскреснем в радость, без которой человеку жить невозможно, а Богу быть, ибо Бог дает радость, это его привилегия великая... Да здравствует Бог и Его радость! Люблю Его!”.

Именно вера в Бога обеспечивала Достоевскому уверенность в том, что всё в его жизни происходит по воле Божьей. Так же, писатель говорил о том, что Бог — первичная, абсолютная и всеобъемлющая ценность. Если же Он отрицается, то получается, что внутри мира нет абсолютных ценностей: совершенного нравственного добра, совершенной полноты жизни. Если Бога нет, то “все позволено”. Один из его героев, Дмитрий Карамазов, встревоженный беседами с Ракитиным, отрицавшим Бога, говорит: “Меня Бог мучит. Одно только это и мучит. А что как Его нет? Что если прав Ракитин, что это идея искусственная в человечестве? Тогда если Его нет, то человек шеф земли, мироздания. Великолепно! Только как он будет добродетелен без Бога-то? Я все про это. Ибо кого же он будет тогда любить, человек-то? Кому благодарен-то будет, кому гимн воспоет? ... У меня одна добродетель, а у китайца другая — вещь, значит, относительная. Или нет? Или не относительная?” Опираясь на слова апостола Павла:

«По рассуждению человеческому, когда я боролся со зверями в Ефесе, какая мне польза, если мертвые не воскресают? Станем есть и пить, ибо завтра умрем!» 1Коринфянам 15:32

Достоевский писал, что если нет Бога, нет и бессмертия души человеческой, а, значит, в мире нет подлинного добра и нравственное поведение, которое было бы абсолютной ценностью, неосуществимо.

По выходе с каторги, Достоевский писал: “Я скажу Вам про себя, что я — дитя века, дитя неверия и сомнения до сих пор и даже (я знаю это) до конца дней моих. Каких страшных мучений стоило и стоит мне теперь эта жажда верить, которая тем сильнее в душе моей, чем более во мне доводов противных. И, однако же, Бог посылает мне иногда минуты, в которые я совершенно спокоен; в эти минуты я сложил себе символ веры, в котором все для меня ясно и свято. Этот символ очень прост, вот он: верить, что нет ничего прекраснее, глубже и симметричнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но с ревнивою любовью говорю себе, что и не может быть”.

Жизненный путь Достоевского не был прост: его мучила болезнь, он пережил каторгу, терял близких и родных, был приговорен к смертной казни и в последний момент помилован. Всю жизнь он искал ответы на духовные, нравственные вопросы, и именно Библия и личность Христа в этом поиске являлись для него важнейшими ориентирами, определившими его взгляды и принципы.

Анна Спиридонова