Не бойся, только веруй!

26 сентября 2019 г. Просмотров: 30
Свидетельства

Я росла очень счастливым ребенком. Не скажу, что родители меня баловали — скорее, они обращались со мной бережно и с той любовью, которую обычно дарят поздним детям.

300.jpg

Папа был членом партии, и о Боге в нашей семье никогда не говорили. Когда я, уже будучи подростком, пыталась с родителями завести разговор о Нем, они ответили, что ничего об этом не знают. Только однажды, когда мне приснился кошмар и я забралась к бабушке в постель, она нараспев стала рассказывать про Иисуса. Про то, как Его распяли, повесив вместе с разбойниками на крестах. Я тогда прервала ее, опасаясь, что теперь уж точно не усну. Она засмеялась и сказала: «Нет, ты будешь спать еще крепче!» И правда, я тут же уснула до самого утра.

В начале девяностых поступила в университет, где специализировалась на изучении русской литературы начала ХХ века. Мои научные изыскания напрямую были связаны с библейскими сюжетами. А поскольку как раз в это время на прилавках стала появляться христианская литература, мне было что почитать: и книги об Иисусе Христе, и Библия, и литература по истории христианства.

Однажды случайно, где-то в 1992 году, попала на богослужение, которое проходило во Дворце Спорта. Особого впечатления оно на меня не произвело, но было любопытно. Зато фильм «Иисус», первый показ которого состоялся в Томске примерно в то же время, вызвал в душе бурю эмоций. И когда во время учебы я писала различные научные работы, внезапно мне пришло осознание, что Бог есть. Не то, чтобы я поверила или искала этого, а просто поняла, что Он реален.

Здесь же, в университете, я познакомилась со своим будущим мужем. У нас образовалась прекрасная семья. Родился сын. Конечно, были иногда какие-то разногласия и ссоры, но мы всегда держались друг за друга, поддерживали друг друга. Со временем появились хорошая работа, дом, дача, машина – все атрибуты «счастливой жизни». Смущало только то, что в семье был один ребенок. Когда он родился, были 90-е годы. Было тяжело, и о втором ребенке на тот момент даже не думали. Но когда сын подрос, появились мысли о том, что вскоре он от нас уйдет, и мы будем одиноко аукаться по комнатам. Выхода мы не видели, так как казалось, что нам уже много лет и думать об этом поздно.

Но жизнь повернулась немного иначе.

Мой муж всегда находился в каком-то духовном поиске. Как-то он попросил: «Вот ты веришь в Бога, расскажи об этом». А я думала, это настолько личное переживание, что если расскажу, вся благоговейность исчезнет. Да и как рассказать о том, чего не знаешь — только чувствуешь? И я отделывалась общими словами.

Продолжая поиски, однажды муж уверовал, стал ходить в церковь. Начал мне рассказывать о служениях, звать туда, но я отказывалась. Начав посещать собрания, он стал меняться к лучшему, однако меня не покидала настороженность: о церкви я ничего не знала, а отдавать родного мужа неизвестно в чьи руки было страшновато.

Как-то он сказал, что нас пригласили на юбилей к брату из церкви. Мне показалось, что это удачный способ узнать «врага в лицо», и я согласилась и не пожалела. Я посмотрела, как проходит праздник, как радуются без спиртного на столе, как подоброму относятся друг к другу. Мне все понравилось. И хотя желания прийти в церковь не возникло, я стала легко относиться к тому, что ее посещает мой муж.

Спустя время появилось желание родить еще ребенка... Беременность протекала легко, меня наполняли счастье и радужные надежды. Родила ровно в срок. Роды были тяжелыми, но Маша родилась абсолютно здоровой. Врачи говорили, что это идеальный ребенок. Но через пять часов она начала синеть и задыхаться. Врачи терялись в догадках, диагнозы сыпались, как из рога изобилия: наглоталась, надышалась, не так шла, порок сердца и т.д. На мой вопрос выживет ли она, врач ответил: «Не знаю, я не Бог».

Машу увезли в реанимацию, а я позвонила мужу и попросила молиться. Сама от безысходности тоже стала молиться, пообещав Богу, что, если мой ребенок выживет, я пойду в эту церковь. Потом позвонил сын: сказал, что помолился и все будет хорошо. Он говорил с такой уверенностью, что у меня камень с души упал. Через некоторое время муж сообщил о том же.

На следующий день врач из реанимации передал, что у меня не девочка, а «конь с мотором», и ее жизни не угрожает вообще ничего.

…После выписки я вспомнила данное Богу обещание и решила как-нибудь сходить в церковь. Это как-нибудь протянулось почти на год. Сходила пару раз с мыслью просто отдать дань Богу. Но когда во второй раз был призыв к покаянию, что-то во мне перевернулось. В голове зазвучал набат, и я поняла, что, если не покаюсь сейчас, то не покаюсь никогда. Не помню, как вышла, что говорила, но я покаялась.

После этого ничего особенного в жизни не изменилось, но решение пойти за Богом осталось. Начала ходить в церковь, и мне это нравилось, стали появляться здесь друзья. Через год после покаяния наступила вторая беременность. Лена родилась тоже здоровой, но... через пару часов стала синеть и задыхаться.

Врачи сказали, что случай безнадежный, шансов почти нет: сильнейшее воспаление легких, поражение головного мозга… Мы молились, подключилась вся церковь. В этот раз страха у меня не было. Бог утешал. В голове звучали слова из Библии: «Не бойся, только веруй».

Нам говорили, что лежать мы будем месяца полтора, а потом на восстановление уйдет с полгода. Но у Бога свои сроки: нас выписали на двадцать четвертый день. Сейчас ребенок умненький и здоровый!

Теперь, когда я смотрю на своих девочек, я понимаю, что в одиночестве мы не останемся. У нас всегда будут в доме ребятишки. Не дети, так внуки. И я понимаю, насколько благодарна Богу за то, что Он вошел в мою жизнь, изменил ее, подарил мне их. Сейчас я с ужасом думаю, что если бы не уверовал мой муж, не уверовала я, у меня бы их просто не было. И я счастлива от осознания того, что Бог сделал в моей жизни!

Елена Красовская